Памир 2010 (Часть #2)

Путешествия
25 мая. Калайхумб –Гарчашма.
Калайхумб. Утро в гостевом доме.



Великий таджикский «тетрис». Забор без капли цемента. Свалить можно только бульдозером.


Калайхумб. Заправка с ведер — нормальное явление для этих мест. Цена — $2 за 80-ый.


Калайхумб. Торговый центр


Калайхумбские детишики.


С утра Адри начал жаловаться на боли в левой ноге, у него «забило» голень, и ступня с трудом шевелилась и совсем плохо переключала передачи на мотоцикле. Толи «перенапряг» произошел, толь застудил от холода, может то и другое. «Я могу ехать дальше»- сказал Адри, и мы поехали.
Наконец то мы выехали на памирскую дорогу идущую по Пянджу вдоль Афганистана.
Из книги «Памир»:

«Памирский тракт имеет давнюю историю. В 30-е годы дорога связывала только Ош и Хорог и заканчивалась оврингами у Пянджа. До столицы республики и других городов Таджикистана по прежнему можно было добраться только пешком –караванными тропами на которые уходили месяцы.

Памирская дорога. 30-е годы. Фото из книги «Памир»


В 40-е годы строительство новой дороги всколыхнуло весь Таджикистан. Стройка была рассчитана на пять лет: в мире не было равной ей по трудности работ и высоте, крутизне и крепости скал. Автомобильная трасса длинной 567 километров была построена за 104 дня! – по пять километров в день и каких километров! Высоко в горах дехкане разводили костры. Когда камень накалялся, его обдавали ледяной водой. Скала трескалась. В трещины вбивались палки, из хвороста делался настил. Так отвоевывался каждый метр тропы на отвесных отрогах, по которым поставлялись ящики со взрывчаткой
Строительство Новопамирского тракта к столице Таджикистана. 1940 год. Фотография из книги «Памир».


Невероятно, но тогда в честь окончания строительства дороги, коммунистами Таджикистана был организован велопробег!!! 29 сентября Сталинобад (Душанбе) — Хорог – Сталинобад (Душанбе) – 1090 километров за 181 час 11 минут!!!
Были и печальные страницы истории этой дороги, и было не мало пролито крови. В 1995 году здесь был обстрелян казахский миротворческий батальон, погибли люди. И вообще здесь частенько стреляли.

На реке Пяндж. Эхо гражданской войны.




До сих пор остается много не разминированных мест вдоль дороги.

Я заметил несколько палаточных лагерей – это были саперы, которые содержались на какие-то гуманитарные европейские фонды. За неделю они находят по несколько мин. Поэтому если и захочешь «отлить» лучше от дороги далеко не ходить.
Ехали не быстро, хотели насладиться красотами, но это с трудом удавалось, грейдерная дорога резко извивалась параллельно с Пянджем. Перспектива улета в реку не радовала. Заметил одну интересную вещь, кстати, Адри тоже. Не стоит засматриваться на реку. Мощные воды ревущего Пянджа буквально завораживали, своей мощью и пару раз я чуть не слетал, ловя мотоцикл у самой кромки дорожного обрыва.

Афганские поселения на другом берегу Пянджа. У них нет автомобильных дорог вдоль Пянджа связывающие кишлаки, только овринги, поэтому они живут реально как на краю земли.



Афганский овринг на другом берегу Пянджа. Ширина овринга разная от 0.5 до 2 метров. Транспорт не ездит.Поэтому в лучшем случае по нему можно проехать на осле.


Вдоль Пянджа.












Совсем другой Пяндж можно увидеть, не доезжая Хорога километров 60. Русло реки расширяется на сотни метров и вода становится почти не подвижной.


Именно здесь чаще всего по ночам курсируют маленькие афганские резиновые лодочки – которые стоят очень много денег!). Да и берега уже пологие и большие, поэтому один за одним идут кишлачки, самый большой Рушан. Все они стоят на одной центральной улице – М41 – Памирский тракт. Надо быть очень внимательным, когда едешь через кишлаки особенно вечером, когда народ высыпается «поворковать» на эту дорогу. Я ехал первый, поэтому все «саламы» и респекты от приветливого народа доставались мне, толпа размыкалась и потом смыкалась за мной провожая взглядом меня вслед, а Адри отставал со своей больной ногой метров на 50 и ему приходилось исполнять слалом едва не сбивая и пугая людей своим неожиданным появлением на улице. За что вслед получал проклятия сидящих на обочине стариков Хотаббычей и крики тетей Бобо. Адри потом слегка предъявил мне за это и попросил держать короткую дистанцию.
В Хорог приехали к вечеру и решили не останавливаться в нем и поехать сразу на Гарчашму. Гарчашма – уникальный горячий источник, находится в 40-ка километрах от Хорога в сторону Ишкашима. Местные советуют перед «подъемом» принять горячие ванны и заночевать – так лучше и быстрее проходит акклиматизация перед высокогорьем. Мы поднялись туда затемно, и купание отложили на утро. Заселились в свежеотстроенный коттедж. Здесь, как и везде по стране ждали приезда президента, который собирался в турне по Таджикистану, приурочено «День национального примирения в Таджикистане» включая отдаленные уголки страны, поэтому кругом шли стройки. За ужином в столовой познакомились с мужиком и увлеклись беседой часа на два. Ахмат оказался интересным человеком. Он объездил весь СССР, побывал во многих странах Европы – и это во время «совка»!!! На вопрос «чем вы занимаетесь?» Ахмат ответил «работаю…». Мне хотелось расспросить его о гражданской войне, мне было интересно, как мирный народ за несколько лет практически истребил себя?
С его слов:

Да, таджики очень мирные и гостеприимные люди, горы изолировали их от всего мира, поэтому по другому тут не проживешь. Но таджики и очень вспыльчивый народ. И в основном это была месть, спровоцированная всеми кому это было выгодно. Например, узбеки кое-где претендовали на территории. Ночью они заходили в кишлак, ставили под стволы народ, говорили, что они с другого таджикского кишлака и тупо расстреливали женщин, детей, оставляя часть, мужское население и уходили. Эти в свою очередь озверевшие от ненависти нападали и делали тоже самое с невинными жителями другого кишлака… Наркобароны под шумок такими же методами расправлялись с конкурентами, положенцы рвались к власти –по стране пошла цепная реакция.»
Меня конечно удивило больше всего то, что происходящее не было по всей стране и совсем не коснулась самого Памира а точнее ГБАО, там жили мирно и спокойно, а вся «мясорубка» была в основном в прилегающих районах Душанбе и унесла за несколько лет около 70 000 жизней!!! В основном невинных людей.
Сейчас все нормально, — продолжал Ахмад, народ настолько устал от войны, что любые провокации сейчас моментально пресекаются народом вплоть до самосуда.

26 мая. Гарчашма — Хорог
С утра Адри подошел ко мне и сказал, «я не могу ехать дальше, мне нужен врач или хотя бы пару дней отлежаться и может быть пройдет». Это была неожиданная подножка нашим планам, причем именно в Хороге, в котором я совсем не хотел задерживаться. Ладно, будь по твоему для своих 55-ти ты и так держишься молодцом. Пошел дождь, но мы несмотря ни на что пошли купаться на источник. Источник представлял собой небольшую огороженную территорию с бассейном и торчащим из него жирным сталагмитом высотой 4-5 метров из верхушки которого текла вода. На выходе температура воды 90 градусов, пока вода стекает по покатым стенкам, она успевает остыть и в бассейне становиться +30-35. Сразу невозможно решиться опуститься в нее – очень горячая. К этому времени дождь превратился в снег, который шел мелкой крупой, стало холодно, и я предпочел погружение замерзанию. К горячей воде привыкаешь быстро, и приходит блаженство! Долго в воде находиться не советуют 5-10 мин, смотря по состоянию. У меня через несколько минут голова запульсировала, как один большой кровеносный сосуд и я на ватных ногах еле вылез из бассейна. Адри купался, надеясь на исцеление ноги. Но волшебный источник, к сожалению, не помог ему. Спустились в Хорог, у меня был «контакт» на всякий случай. Созвонились с хозяином гостевого дома – его звали Таир, он встретил нас и проводил к себе. У Таира был настоящий Памирский дом, с деревянными колоннами в зале и потолком с деревянным сводом. Не многие имеют такие дома – и это считается «круто».

Памирский дом. Хорог.


Ужин в гостевом доме. Хорог


В доме гостил еще один паренек-киргиз, кстати из Мургаба – его звали Саид. Занимается туризмом. Он приехал по делам и привез жену на лечение в Хорогскую больницу, как раз собирался ее навестить, и мы упали к нему на «хвост» с ковыляющим Адри, решив показать его ногу врачу. По улице шли чужими огородами. Меня поначалу смущало это, но Саид сказал « Тут все так ходят». Идешь, к примеру, через чей-нибудь участок, а там большая семья сидит на топчане и кушает, а на тебя ноль внимания. В больничке доктор не смог поставить диагноз ноге Адри, но поставил укол и посоветовал полный покой. Адри радостно захромал к дому, к этому самому покою. Мы с Саидом пошли в город за Интернетом.
Город Хорог – областной центр. Город небольшой, но густонаселенный, стоит на реке Пяндж окруженный горами. Некоторые районы города расположены прямо на крутых склонах. Раньше город славился двумя достопримечательностями: знаменитым на весь союз Ботаническим садом и небольшой фабрикой по обработке драгоценных и полудрагоценных камней при котором был маленький ювелирный магазинчик. Первое меня не особо интересовало, а второе, как выяснилось, оказалось давно уже закрытым и неработающим. Хотел купить жене в подарок гранатовые украшения. Саид посоветовал зайти в один туристический магазинчик, который работает по специальной госпрограмме сотрудничая с местными ремесленниками для поддержания их штанов. Но там, кроме каких то бесформенных козявок на ниточке за 200 баксов – называемыми гранатовым браслетом я ничего толкового не нашел. Памирский гранат особенный, у него красный сочный цвет. Когда-то пацаном мне показывали гранат в одной Памирской долине, где можно было собирать его прямо с земли – с открытых пород!!! Местные при «совке» собирали его, но собирали только крупные, камушек не должен был быть меньше диаметра сигаретного фильтра, и сдавали государству за 9 рублей – КИЛОГРАММ!
К вечеру нога Адри сильно разболелась, он с большим усилием шевелил ступней. За ужином достали карту и стали думать, что делать дальше. По последнему плану мы должны были вернуться от Мургаба тем же путем, как и приехали, но чуть другими дорогами, возможно через Куляб (смытый мост обещали сделать) а там Душанбе и через Бекабад (там был международно-транспортный КПП) и в Ташкент. Возвращение через мятежную Киргизию отменялось, Адри не раз это повторял и не хотел с ней связываться, хотя визу еще до событий он сделал (таков был первый план), да и я не особо настаивал. Но при воспоминаниях об обратной Тавилдаринской дороге, Адри сразу нервно трясло, «Нет сказал Адри, -пусть меня лучше киргизы забьют палками, но обратно по этому аду я не поеду! И вообще у меня нога болит!» Решили так, я еду на родной Мургаб и «вишу» там запланированных два дня. Тем временим Адри набирается сил в Хороге и потом выдвигается ко мне и вместе едем через Киргизию домой.

27 мая. Хорог – Мургаб.
От Хорога до Мургаба 311 км. По сводкам дорога неплохая, по крайней мере рек и прочего водного негатива который достал за последние несколько дней нету. На всякий случай встал в пять утра и стартанул в 6.00. Адри встал тоже, помог вытолкать по узким тропкам между грядок груженный моцик из огорода Таира. Быстро выскочил из Хорога и снова встал на М41. Пока проезжал редкие кишлаки ландшафт не менялся.

Навстречу мне толпы детей по дороге весело шли в школу. Не знаю где именно находилась школа, но расстояния между кишлаками были многокилометровые


Первые 100 км дорога была неплохая и не сильно извилистая, 100-ку в час можно было ехать, почти не сбрасывая.



Где-то через час начал проявляться Памир и его тяжелое дыхание. Отмечу, что Памир и Таджикистан разные понятия. Памир – это реально высокогорная малонаселенная восточная часть Таджикистана, а точнее Гороно-Бадахшанская область (ГБАО). Остальной же Таджикистан теплый и цветущий сад. Альтиметр на GPS показывал непрекращающийся набор высоты, растительности становилось все меньше, а горы становились все ярче.




Первый перевал Койтезе на этом пути трудно не заметить – асфальт резко обрывается, и гравийный серпантин, набирая высоту, круто уходит в гору.

На карте GiziMap верхняя точка перевала 4252. Где-то через полчаса подъема GPS показал мне 4221 метр – выше уже не было.


Памирский тракт. На перевале Коктезе.



В округе на горах лежал серый снег, на дороге местами тоже. Следующие несколько десятков километров высота ниже 4000 не опускалась, и дорога была сильно разбита, скорее даже не машинами и просто условиями нахождения. Потом снова пошел асфальт, местами сильно просевший — он был бугристый как американские горки, но при этом не разорвавшийся. Ехать по нему было забавно.
Спустившись с перевала до 3800 метров, вдруг обнаружил фантастический вид на Алиичурскую долину уже Мургабского района. Лично для меня, Памир – дикий, безжизненный, ветреный, таинственный и величественный — начинается отсюда.

Аличурская долина. Мургабский район.



«Каменный слон» не доезжая Мургаба.


Ветер дует сильными порывами. Мотас сильно кренится на ходу. Холодно. Ко всему, что на меня уже было надето, я решил добавить дождевик, чтоб не так сильно продувало. Оказалось совсем непросто – дождевик трепало ветром так что я не мог всунуть ни руки, ни ноги. Тогда я спустился с дороги и укрылся за грейдером и оделся. И тут я услышал резкий звук. Обернувшись, я увидел, что мой мотоцикл лежит. Я не поверил своим глазам. Мотоцикл сдуло!!! Хотя я крепко утвердил его на подножке, сейчас эти 160 кг железа валялись на дороге! Вообще Памир это постоянный ветер. Ветер, сидя, ветер, стоя, ветер, лежа, ветер боком, ветер с пивом …ветер с соком…
Аличурская долина – красивейшее место. Здесь можно увидеть сотенные стада яков. А еще в придорожном кафе кишлака Аличур можно покушать вкусную жареную рыбу. Она тут водиться в небольшой речке. Но самое интересное — это необычайный оптический эффект когда едешь по долине. Кажется что все рядом: горы, яки, но едешь и едешь, а эта картина не сдвигается с места. А может это был мой глюк))
За всю дорогу мне не встретилась ни одна машина – вот такой тут трафик.

Сами горы тут вокруг уже невысокие по сравнению с Фанскими или Гиссарскими великанами, но само дорожное полотно лежит на высоте не ниже 3700 метров.



Я с нетерпением предвкушал встречу с Мургабом. И вот, наконец, он появился. Как будто никогда и никуда не исчезал из моей жизни. За три года изоляции здесь я знал каждый столб, каждый дом и каждый холм. Прошло 20 лет и ничего не изменилось. И уж тем более не изменились два преобладающих цвета: ярко-синее небо и рыже-желтая поверхность земли – одним словом, Марс.

Кишлак Мургаб на горизонте.


Река Мургаб.


При виде мургабских детишек я достал пакеты с игрушками и начал раздавать всем подряд. Поверьте, я совсем не просил их так наглядно позировать, но так получилось.


Флешбэки, флешбэки, флешбэки….Первым делом в кишлаке я подъехал к воротам погранотряда. Я во что бы то ни стало, хотел посмотреть дом, в котором я жил. Это кстати тоже входило в мои планы. Из КПП вышли пограничники, поздоровались. Один неплохо говорил по-русски. Я запросил встречи с начальником отряда. Он переговорил по рации и сказал следовать за ним. Я был в шоке, когда он подвел меня сразу к моему дому. Из дома вышел мужик в гражданке – «Махмут – начальник отряда, что хотели?» Начальник отряда размещался в моем доме! Я представился, назвал нужные пароли и причину своего визита. Учтивый Махмут сразу пригласил на обед, но я отказался, хотелось пока есть время съездить к озеру Зорколь, что на Таджиско-Китайской границе. «Тогда жду на ужин, это в обязон» — улыбнулся Махмут. Ок!
Пока меня провожали до КПП, внимательно осмотрелся. Когда то образцовый боевой отряд сейчас был в полном коллапсе. По ходу мой дом оказался из числа тех, в которых еще можно было жить. Очень надеюсь что все приведут в порядок.

Дом, в котором я жил.


Пустые офицерские дома



Пообедав в не плохой кишлачной кафешке дернул на Зор-Коль.
Кишлак Мургаб на фоне горы «Зеркалки»


По дороге к Зор-Колю.




Озеро Зор-Коль


Был сильно удивлен встрече с верблюдами. Они кажется тоже. Их никогда здесь не водилось.


Само озеро не особо интересовало меня, меня интересовала та самая пещера, в которой светится таинственный огонек, а я его когда-то реально видел. Есть даже местная легенда, повествующая о том, откуда взялся этот огонек.
Когда-то давно здесь шел караван с золотом, караванщики узнали, что на них ночью нападут грабители. Они увидели пещеру которая была высоко на скале и решили спрятаться там, но что бы подняться к пещере они сделали своеобразную лестницу из убитых верблюдов сложив их друг на друга. Они поднялись туда с золотом и спрятались, а убитых верблюдов за ночь съели волки. Разбойники все же обнаружили караванщиков, но добраться до них не могли. Тогда они окружили их и стали ждать в надежде, что караванщики отдадут им золото в обмен на еду и воду. Но шло время, а от караванщиков тишина. Тогда разозленные разбойники убили своих верблюдов, сложили их друг на друга и поднялись в пещеру. Когда они зашли туда, в пещере не обнаружилось ни золота, ни людей. С тех пор загорается огонек – маякуя, что это мол все что осталось от караванщиков и их сокровищ.
Через некоторое время, я наконец обнаружил скалу и конечно же пещеру в ней, ошибиться я не мог, это была она, но к большому разочарованию там ничего не светилось.

Скала с пещерой.


В пещере нет никакого огонька.


Зато рядом приземлилась «гравицапа»

Расстроенный я решил продолжить путь и мотнуться в сторону китайской границы.

Кишлак Зор-Куль


Подъехав к кишлаку Зор-Куль я заметил надвигающуюся пыльную бурю. Ветер усиливался, пыль залетала сквозь шлем в глаза и уши …



Рядом стояла погранзастава и я пошел напроситься на убежище в чем мне не отказали, взяв меня сразу в оборот для проверки документов. В мрачном кабинете начальника заставы и его помощника у меня проверили документы и угостили горячим чаем. Поболтали, даже научил на гитаре их парочке гламурных «переборчиков». Молодые офицеры несли службу здесь уже третий год – безвылазно! И это в условиях схожими с жизнью на Марсе т.е непонятно есть она или нет… эта жизнь. Моему теперь уже избалованному сознанию такое обитание даже не укладывалось в голове. Но есть свои плюсы, зарплата здесь с надбавкой за высокогорье $400. Для лейтенантов в Таджикистане это неплохо и стаж идет год за три – спасибо суровым условиям.
Буря потихоньку сбавила обороты и надо было возвращаться в Мургаб пока не началось что-нибудь еще. По дороге обратно еще раз взглянул на пещеру и ОПА!!! Я чуть не упал с мотаса вылетев из колеи. Небесная радость!!! Таинственный огонь блеснул. Я быстро сделал несколько снимков и проверил сразу на мониторе камеры – не глючит ли меня от высокогорья? Он светился.

Здесь на обзорной фотке его не видно.


зум камеры смог зафиксировать свечение


Я не стал задерживаться и поехал – погода начинала хмуриться.

На обратной дороге в Мургаб.




Ветер снова стал усиливаться поднимая с земли не только пыль но и маленькие камешки – было слышно как они стучат по шлему.



Когда подъехал к Мургабу ветер улетучился, и погода снова стала ясной.
Кишлак Мургаб с северной стороны.


Моя школа на фоне горы Зеркалки. «Зеркалкой» ее назвали потому что солнце уже давно село, а гора еще долго светится в его уходящих лучах.


Дети при виде чужака всегда радостно кричат «Хелоу» и просят сфотографировать. Судя по всему «экспаты» тут совсем не редкость.


Главная улица Мургаба. Раньше, как и везде называлась улицей Ленина


А вот и сам он – вечный дедушка Ленин


Вечером в компании начальника отряда и его двух помощников, я сидел за накрытом столом в «своем» доме.
На столе помидоры и огурцы, икра баклажанная, что для Памира является настоящей роскошью. Но для гостей все самое лучшее! Помню раньше, у офицеров было мнение, что 100 граммов водки просто необходимо для успешной акклиматизации, только что поднявшимся на Мургаб. Мы же открывали уже третью бутылку. Я немного переживал, как бы не началась «горняшка», но мне становилось все лучше и лучше, к тому же Махмут был прекрасным собеседником. Пиком радости стало предложение остаться заночевать в «моем доме» да еще и в «моей» комнате! Закончилось застолье, я свалился на кровать и на меня нахлынули счастливые воспоминания детства на Мургабе.
Жизнь погранотрядских детей сильно отличалась от жизни городских тыловиков. Времяпрепровождение было на грани безумства. Метали ножи во все, во что они могли воткнуться, особенным считалось воткнуть нож в оконную раму не разбив стекла, ходили на стрельбище и собирали неразорвавшиеся боеприпасы чтоб сделать из них «пионерский костер», делали самодельные гранаты, дрались на переменах стенка на стенку с киргизами, а с таджиками обкидывались камнями пока кому-нибудь не пробьет башку. Зимой дрейфовали на отколотых с берега льдинах, по реке Мургаб, делали самодельные сноуборды, качались и ходили на рукопашный бой. Этот список можно было бы продолжать еще долго, главное мы делали все, чтобы было весело и дружно.

28 мая.Мургаб
Утром «подорвался» с кровати на удивление легко. Самочувствие было отличное, хотя, по-моему, еще слегка покачивало. Сегодня из намеченных целей у меня поиск метеоритного кратера и рубина, размером не меньше чем яйцо динозавра. Обе цели были не такие уж и мистические, как вчерашний пещерный огонек, но явно требовали удачи и везения, а точнее «звездных улыбок» для их осуществления. Месторасположение кратера я зрительно запомнил, когда сидел в Google Earth еще дома, а вот скаполитовую штольню и соседнюю с ней рубиновую мне надо было вытащить из файлов своего мозга. Приоткрою занавес моего интереса к камушкам. В то время когда я жил здесь, всех детишек на каникулы «спускали вниз» и раскидывали по пионерлагерям, я же собирал рюкзак и на месяц уходил тусить с геологодобытчиками. И конечно же юное сознание моментально заразилось «каменной лихорадкой», которой болеют не только взрослые ну и как оказалось дети.
Погода с утра напомнила мне местную поговорку «На Памире за день могут смениться все времена года». Пока ехал в кафешку позавтракать, было тепло и ясно. Когда вышел из кафешки, с горы спустилось маленькое облачко, и из него как из распылителя полетел снег.
Пока отъехал от кишлака, снег закончился, выглянуло солнце, потом спряталось и заморосил дождик, что для Мургаба редкость.

Асфальт закончился зразу за кишлаком, потом солончак и дорожка, а точнее еле заметный автомобильный след пошел по ровному горному плато.


Погода снова стала пасмурной


И скоро я наткнулся на знакомое месторождение. Картина маслом, все точно, так как я представлял.
Крутая серпантинистая дорога особняком поднималась на вершину горы – где и должна была быть штольня.
Я не надеялся ее так быстро найти, поэтому восхождение к ней с легкостью оставил на потом, а сейчас «космический» кратер!!!
Ехал долго…. и еще ехал…но он не появлялся. Поехал так сказать галсами чтоб не пропустить, но и это не помогло. Решил возвращаться, но на посошок дал газу на контрольный километрик и тут же чуть не влетел в «земляную пасть». Это был кратер!!! Радость быстро сменилась, каким то странным чувством тревоги. Клянусь, от него веяло, каким то неземным холодом и я долго просто не решался подходить к нему. В диаметре он был метров 50, глубиной метров 10, хотя уже сильно осыпанный и подмытый осадками.


Историю возникновения его я так и не смог нигде узнать, но главное что я его нашел и даже осмелился спуститься прямо на его дно. Круто, аж дух захватило. Одним словом – кратер!


А теперь изумруды и алмазы!!! Вернулся к месторождению и начал с пробуксовками карабкаться к заброшенной штольне по засыпанному здоровыми камнями давно забытому серпантину.



И скоро я устал, не проехав даже треть. Реально как никогда. Устал прыгать с мотоциклом в разные стороны, а чаще в сторону обрыва, устал толкать мотоцикл на пробуксовках и просто устал дышать. Еще очковал пробить колесо этими острыми каменюгами. Жестко запыхавшись, я еле слез с мотаса, походил пару минут, посмотрел, нет ли под ногами рубина, не увидел, сел обратно на мотас и с такими же корчами спустился вниз. Ничего не хочу. Скорей домой – в Мургаб.

Как выяснилось потом, гораздо позже – я сильно ошибся местом. И может даже хорошо, что не поднялся до заброшенной штольне по добыче УРАНА!)) Я еще нужен жене…
В целом остался доволен вылазкой. На обратной дороге даже притопил газку – и исполнил за Щелкунчика – это надо же было так – прощелкать на дороге огромную канаву. Тормоз конечно помог сбросить скорость, но кубарь был неизбежен. Бумс!!! Со мной вроде все нормально, но это мне показалось не главное. Подорвался сразу к мотасу. Первоначальный осмотр, уже не радовал. Поворотники и пластик уже был не в дружбе, кое-что вообще отлетело. Руль смотрел не туда. Но самое хреновое, что мотас заглох и не заводился. Я крутил, а акум дох на глазах, подло напоминая, как я позволил задушить себя жабе и не купить новый перед выездом. И сдох. Да, не парься, сказал я себе, надо попробовать с толкача. Толкач я! Толкач «сдулся» через пять минут. Вчерашнее похмелье и 4000м над уровнем моря вконец «порадовали меня» и желание толкать снова даже не возникало. Еще один вариант — нырнуть с мотасом в крутой овраг, который был рядом, разогнаться, чтоб провернуть колесо и завестись. Овраг был хорош – но возможно это был билет в один конец. Если не заведется, оттуда я его никогда не вытолкаю. Вперед! Мотас летит вниз уже в хорошем разгоне, третья передача наготове… На!!! Но заднее колесо не проворачивается и в стопоре бороздит мягкий грунт … и я… и… я плавно спускаюсь на дно самой *ОПЫ!..
И вправду говорят в момент полной безнадеги человеку становиться ПОХ.
Так и мне, я вытащил аккум, поставил его на камень бочиной к солнцу, улегся на спальник и уснул… уснул реально. Так же проснулся, поставил аккум обратно нажал на кнопку старта, движок крутануло и мотас завелся. Я никак не прокомментировал данное явление, но от радости чуть не заплакал. Божественное вмешательство – как сказал один из героев «Криминального чтива».
Благополучно вернулся в кишлак. Навестил командира. Тот лежал с компрессом на голове и по-моему совсем был не рад очередной пьянке, хотя сегодня был День Пограничников. Таджикистан единственные, кто сохранил эту дату со времен СССР при этом сохранив независимость.

Все дома на Мургабе с плоской крышей. Просто дождей здесь не бывает.


Телецентр. Кишлак Мургаб


Монумент «День победы»


Осторожно! Человек с подрисованным ребенком!


Таджикские деньги(сомони).





Продолжение: Памир 2010 (Часть 3)

1 комментарий

avatar
На одном дыхании!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.